На главную страницу сайта   Статьи

Оглавление  Библиография

 

Искусство исчезнувшего народа

Еще от мореплавателей XVIII – начала XIX в. стали известны некоторые элементы художественного творчества тасманийцев – рисунки на теле, на стенах хижин и просто укрытиях от непогоды, на погребальных сооружениях из коры. Дж. Робинсон видел в 1830 – 1831 гг. на западном побережье острова и в глубинных районах Восточной Тасмании хижины аборигенов, стены которых, сложенные из листов коры, изнутри были покрыты изображениями людей, птиц, животных, кругов и «стрел» (которых в действительности у тасманийцев не было; по-видимому, знак этот изображал нечто иное) [91, 214, 514–515, 542–543, 571]. Особенно часто Робинсон пишет о кругах, которые являются также наиболее распространенным мотивом наскального искусства тасманийцев. «Эти круги – символические изображения мужчин и женщин» [91, 543]. Это замечание Робинсона наводит на мысль об австралийцах: ведь именно в такой абстрактной, символической манере, кругами и полуокружностями, концентрическими окружностями и спиралями австралийцы нередко изображали людей и тотемических предков, героев мифологии; в этих символах было зашифровано содержание мифов, деяния героев древности. Спирали и концентрические окружности – мотивы, хорошо известные еще с эпохи позднего палеолита, – имели у австралийцев, как правило, религиозно-магическое значение и часто изображались в пещерах и на скалах, служивших святилищами, на чурингах. Мы не знаем, какое значение вкладывали в абстрактные символы своего искусства тасманийцы, – слова Робинсона, возможно, не раскрывают его до конца, – но есть все основания полагать, что с ними, как и у австралийцев, нередко {88/89} ассоциировались идеи религиозно-магического характера, недоступные непосвященным. Тот факт, что в Тасмании эти символы были обнаружены на стенах хижин, еще не доказывает, что здесь они не могли обладать таким содержанием. Ведь и австралийцы иногда изображают символы мифологического и религиозно-магического характера на стенах хижин, в которых подростки, проходящие инициацию, познают мифологическую историю племени, его законы и обычаи. К тому же такие символы, как мы увидим дальше, в Тасмании широко представлены в резьбе на скалах, а последние могли быть, как и в Австралии, святилищами.

Дж. Бонвик упоминает о схематичных рисунках на дереве, изображающих солнце, луну, змей и людей в лодке [49, 47]. Среди них также встречаются круг и спираль. Вспоминаются и слова Робинсона о том, что круги, которые тасманийцы рисовали на своих телах, тоже изображали солнце и луну [91, 581–582]. Тот же Бонвик пишет об отпечатках рук, выполненных, по-видимому, красной охрой, на деревьях и скалах. Такие же отпечатки широко распространены в Австралии [49, 191]. Сообщение Бонвика подтвердилось в середине нашего столетия: в долине р. Деруэнт, в Южной Тасмании, в глубине пещеры на стене были обнаружены отпечатки рук и какие-то другие неясные изображения [241, 191]. Открытие это снова связывает Тасманию с Австралией – ведь отпечатки рук покрывают стены многих австралийских пещер. Как известно, такие отпечатки характерны и для европейского палеолита.

В связи с сообщениями Робинсона, Бонвика, Колдера и некоторых других информаторов следует напомнить, что рисование на листах коры, из которых сделаны стены хижин, хорошо известно в Австралии: в наше время – на севере континента, а в прошлом – и на юго-востоке его, по соседству с Тасманией [234, т. I, 292].

Гравюры, вырезанные тасманийцами на скалах, первым из европейцев увидел Дж. Робинсон. В 1830 г. на крайней северо-западной оконечности острова, на м. Грим, он обнаружил изображения круга с точками вокруг него, а три года спустя увидел аналогичные гравюры на западном побережье, у Гринс-Крик [91, 183, 233, 790]. Робинсон снова высказал мнение, что круги изображают людей – неясно только, получил ли он это разъяснение от самих аборигенов. Лишь через 100 лет {89/90} гравюры на скалах были открыты и в других местах Тасмании. Мир узнал о них так поздно, вероятно, потому, что они расположены в труднодоступных, малопосещаемых местах, главным образом у северного и северо-западного побережий острова.

В начале 1930-х годов появились сообщения о наскальных изображениях в Мерси-Блаф у Девонпорта, на севере острова, и в Маунт-Камерон-Уэст, на северо-западе [170, 12–19; 171, 1–6; 172, 179–184; 224, 112– 129; 22, 168–169]. Петроглифы Девонпорта – свыше 70 из них видны отчетливо, другие сильно пострадали от выветривания – различаются между собой размерами и стилем. Одни из них – и таких большинство – представляют собой простые линии или царапины, другие образуют глубоко вырезанные круги, овалы, концентрические окружности и спирали. Исследователями отмечены здесь также условные изображения рыб, раковин, змей, птичьей головы. Обнаружен и контур эму, а также изображение его следов – мотив, широко представленный в искусстве аборигенов Австралии [231, 117–118]. Семантика большинства изображений не поддается убедительной расшифровке, а толкование их исследователями во многих случаях совершенно произвольно.

 

Петроглифы из Маунт-Камерон-Уэст

В Маунт-Камерон-Уэст петроглифы, вырезанные на поверхности скалы, нависающей над океаном, представляют собой группы кругов и концентрических окружностей. В отличие от Девонпорта, они образуют более сложные сочетания; например, внутрь большого круга вписано несколько малых. Кроме того, встречаются параллельные ряды углублений правильной формы, расположенных на равном расстоянии одно от другого. Эти мотивы – круги, спирали, концентрические окружности, сплошные линии, ряды углублений и другие геометрические формы – очень напоминают петроглифы Центральной, Западной и Южной Австралии, в том числе ее восточной, ближайшей к Тасмании части, которые исследователи не без основания считают весьма древними [246, 93–95]. Концентрические окружности – один из древнейших мотивов австралийского искусства. Они встречаются уже в пещере Куналда, в Южной Австралии, а возраст петроглифов этой пещеры, как установлено радиоуглеродными исследованиями, достигает 20 тыс. лет [94, рис. 4; 185, 176–177]. {90/91}

Тасманийские и австралийские петроглифы сходны и по технике их выполнения – интаглио (хотя имеются некоторые различия): точечными ударами выдалбливают контуры петроглифов, после чего промежуточные стенки уничтожают, так что образуются сплошные линии [71, 42–43; 158, 25–27]. Замечательна большая глубина резьбы изображений из Мерси-Блаф на севере Тасмании: она достигает в одном случае 58 мм, в других – 15–26 мм, хотя выдолблены они в твердом диабазе. Наряду с техникой интаглио в Тасмании изредка встречаются и вышлифованные борозды. Рисунки на скалах здесь почти неизвестны, за исключением разве что отпечатков рук. На австралийском континенте приемы наскальной резьбы более разнообразны, но техника интаглио распространена повсюду и может с основанием считаться одной из древнейших на континенте. Относительная древность этой фазы в развитии австралийского искусства доказывается, между прочим, и тем, что современные аборигены уже не помнят ни создателей памятников этого времени, ни смысла изображений и приписывают их создание мифическим героям давно минувших времен.

Изучение петроглифов Маунт-Камерон-Уэст, этой художественной галереи исчезнувшего народа, признанной одним из самых важных местонахождений петроглифов Тасмании, продолжается [168]. Археологические исследования показали, что многие гравюры были занесены песком и что у подножия скалы находится раковинная куча, оставленная поколениями аборигенов, обитавших здесь или приходивших сюда периодически. Такая же раковинная куча, след постоянного или временного стойбища, находится и неподалеку от Мерси-Блаф. В Маунт-Камерон-Уэст, как и в Девонпорте, обнаружены крупные, искусно выполненные гравированные изображения следов птицы – вероятно, исчезнувшего теперь в Тасмании эму, – и это снова вызывает в памяти петроглифы Австралии [167, 4–6]. Оказалось, что тасманийцы обладали гораздо большими художественными способностями, чем думали раньше исследователи.

На протяжении последних тридцати с лишним лет в Тасмании были обнаружены и другие местонахождения наскальных гравюр – в Трайел-Харбор и Порт-Дейви на западном побережье, на юге п-ова Тасман и в других местах [124, 47–51; 209, 273–278; 210, 87–89]. {91/92} Особенно примечательны петроглифы Трайел-Харбор – круги и вышлифованные борозды; такие же борозды известны и по другим находкам. Не всегда ясно, произведение ли это искусства или следы от затачивания каменных, костяных или деревянных орудий. Следует напомнить, что вышлифованные или прорезанные в скале борозды встречаются уже среди самых ранних петроглифов Австралии, так что их появление в Тасмании не должно нас удивлять. Для ранних памятников австралийского искусства характерны и изображения птичьих следов, и выдолбленные острым камнем углубления в скале. Гравюры ранней фазы австралийского наскального искусства особенно многочисленны в горах Центрального Квинсленда, на пути, которым в древности происходило заселение Восточной Австралии, а затем и Тасмании.

В 1957 г. появилось сообщение о новой находке петроглифов в Блю-Тиэрс, на северо-восточном побережье Тасмании: прямых линий, следов птиц и сумчатых, контуров кенгуру и длинной цепи подковообразных углублений [228, 38–41]. Были высказаны, однако, сомнения в том, что все они сделаны рукой человека, а не являются следами древесных корней [85, 40]. В настоящее время в Тасмании известно 12 местонахождений петроглифов, но большинство их полностью еще не исследовано и не документировано; исключение составляет лишь Маунт-Камерон-Уэст.

Итак, решительно все в искусстве тасманийцев указывает на связи с Австралией, на принадлежность Тасмании и Австралии к единой культурной общности, причем связи эти восходят, по-видимому, к глубокой древности. Искусство тасманийцев имеет сходство с наиболее архаическими пластами изобразительного искусства австралийского континента. Это дает нам право предполагать, что искусство тасманийцев и по содержанию несло в себе элементы идеологии древних австралийцев, мифологической по своему характеру.

 

Предыдущая глава   Следующая глава   Библиография

Hosted by uCoz